Сергей Гагарин: «Камеры на дорогах работают в накопительном режиме»

12 Апреля, 16:02
Сергей Гагарин: «Камеры на дорогах работают в накопительном режиме»

Начальник Управления Госавтоинспекции МВД по Республике Мордовия Сергей Гагарин рассказал в интервью Телекомпании «ТелеСеть Мордовии» (10 канал) об итогах деятельности ведомства за прошедший год. Он привел статистику ДТП и гибели людей на дорогах, а также рассказал о планах работы над уменьшением количества аварий на дорогах региона и повышением культуры водителей и пешеходов.

- По итогам 2018 года мы пересмотрели отношения к некоторым моментам нашей служебной деятельности. Это связано, прежде всего, с тем, что статистика за прошлый год была не совсем положительная, если взять её по отношению к 2017 году. Ну а в целом же, все программные мероприятия, которые перед нами ставит Правительство Российской Федерации, Министерство внутренних дел, то есть по программе повышения безопасности дорожного движения, мы всё это выполняем.

Вкратце скажу, число погибших граждан по отношению к 2012 году. В 2012 году погибло порядка 200 человек, в 2018 году - 140 человек. Это значит, что мы программу выполняем и движемся в правильном направлении. Но по сравнению с 2017 годом произошел рост погибших, порядка 20-25%. И в целом по числу ДТП на 3% и раненых.

Позитивное в том, что мы смогли сохранить стабильные и в связи с сокращением личного состава, и с отвлечением сотрудников на другие мероприятия, позиции, которые мы захватили в 2013, 2014 и 2015 году на снижение количества погибших, на тесное общение с населением. Мы эти позиции сохранили и перешли с ними в 2019 год.

Что же произошло? Почему в 2018 году у нас всё-таки произошел рост числа погибших? Ну, во-первых, основной рост произошёл нетрезвых водителей, по погибшим почти на 30%, и на дороге «Ульяновск – Сурское – Дубёнки – Саранск». Два участка ремонтировались, подготавливались к чемпионату мира активно. Протяженность была примерно около 30 - 40 километров, скорость движения был небольшая. И водители, выходя на ровный участок дороги, старались обгонять тяжеловесные машины, которые шли в город и проходили траверсом через Мордовию, выезжали на полосу встречного движения и совершали лобовые столкновения, а вы понимаете, в лобовых столкновениях всегда много погибших и раненых.

Так же, если оценивать все эти моменты, можно сделать вывод, что целенаправленно наши водители нарушали Правила дорожного движения, садились за руль в нетрезвом состоянии, выезжали на полосу встречного движения. Это вот как раз те факты, которые говорят о том, что водители знают, какие последствия могут быть, и всё равно нарушают Правила дорожного движения, и происходят тяжкие последствия. С 2019 года, с конца 2018 года мы очень долго над этим думали, анализировали, в конце концов мы приняли решение, которое позволило нам сказать, что мы идем правильно. И в первом квартале мы усилили всю работу больше на федеральных дорогах. И как раз в тех местах, где у нас происходили ДТП. Все цифры в данный момент на первый квартал положительные, меньше у нас совершено ДТП, меньше погибло, меньше ДТП по нетрезвым водителям. При этом такая положительная тенденция как общение с гражданами, где-то формальная, где-то неформальная, в виде заявлений о нарушении Правил дорожного движения, она присутствует. И в этом году уже порядка семисот информаций от граждан поступило. Мы рассматриваем это, как только положительное».

Это статистика только по водителям, или по пешеходам тоже?

- Я не разграничиваю. 2018 год – позиций очень много, анализ очень глубокий. Он идет непосредственно и по пешеходам, и на пешеходных переходах, и по водителям пассажирского транспорта, и водителям, принадлежащим физическим и юридическим лицам. Конечно, еще много необходимо работать по различным мероприятиям, связанным с нанесением дорожной разметки. Это всегда информативность пешеходных переходов. Если в Саранске мы видим, информативность хорошая, где-то, если снежные валы зимой были, то городские власти и быстро реагировали, где-то сами, где-то по нашим предписаниям, они устраняли эти недостатки. То в районах республики не всегда такое бывает. И где-то пешеходный переход не видно водителям. Это осложняет переход людям через дорогу. Где-то разметка уже поистаскалась, соответственно, и водителям сложно ориентироваться. И людям сложно переходить через такой пешеходные переход, небезопасно. Поэтому вот на это мы затрачиваем много сил. Кроме этого работаем с юридическими лицами, которые призваны осуществлять безопасные пассажирские перевозки. И здесь такой вопрос, который нельзя упускать ни на день. Это и падение пассажиров, каждый день у нас бывает, это в целом и выезд на линию, контроль за такими пассажирскими перевозками. И мы в месяц проводим по 2-3 мероприятия «Перевозчик», где смотрим непосредственно на линии, как работают наши перевозчики. Работаем с должностными и юридическими лицами в этом направлении, в тесном сотрудничестве с прокуратурой и с другими подразделениями МВД, чтобы не допустить срыва. Чтобы люди чувствовали свою защищенность при поездке в нашем городском и пассажирском транспорте.

- Какой результат от того многочисленного количества рейдов, которые вы проводите?

- Рейды – это, прежде всего, то, что мы обозначаем, что есть проблема. Чтобы граждане, власти обратили на это внимание. А так рейдами мы ничего не добьёмся. Это целенаправленная, ежедневная работа. А рейд - он призван заявить. Вот знаете, есть такие мероприятия «Нетрезвый водитель». И когда мы выходим все на дорогу, обозначаем все фишечками, всех подряд водителей тормозим, это больше профилактический шаг. Рычаг на то, чтобы люди обратили внимание на эту проблему, чтобы удержали близких, сами удержались от поездки в нетрезвом состоянии. Также «Автокресло детское» или «Мобильник». Мы обращаем внимание людей, что это проблема, что мы смотрим за этим. И не обязательно мы вышли для того, чтобы как можно больше людей оштрафовать. Это, прежде всего, профилактические мероприятия. А так, если есть какое-то нарушение, мы же его так же выявляем. Естественно, как положительные отклики и граждан. Легко можно сказать, когда граждане звонят и сообщают, вот «я вышел из дома, стоит припаркованная машина на пешеходном тротуаре, примите меры». Мы высылаем наряд. А так же готовы принимать все скриншоты, фотографии, все принимаем, по каждому факту. По каждому, поверьте, возбуждается административное расследование, и мы, как правило, всех находим и привлекаем. И это очень важный рычаг. Не говоря уже о том, сколько звонков к нам поступает, где люди подозревают, что за рулём находится нетрезвый водитель. Некоторые даже его и сопровождают, негласно, и показывают, где он в данный момент находится».

- Чувствуете ли вы личную ответственность за то, что на дорогах республики гибнут люди?

- Конечно. Я так считаю, что любой человек на любой должности за что-то ответственен. Начиная с того, что он родитель, ученик, а уж должностное лицо, которое выполняет функции по сохранению жизни и здоровья граждан, конечно. Конечно, я, как и любой человек, чувствую ответственность за это. И я думаю, всё ли я как должностное лицо, как человек, всё ли я сделал для того, чтобы уберечь людей. Всё ли подчинённые мои сделали. Правильно ли мы делаем. Конечно, чувствую.

- И к какому выводу Вы приходите, раз задаёте себе эти вопросы?

- Я прихожу к выводу, что … Ну цифры, конечно, это жестко направление, цифры. Но они порой и определяют, правильно ли мы что-то делаем. В 2013 и 2014 году пошло такое постепенное снижение количества погибших людей в республике. 220 человек в год раньше гибло. В этом году мы подверглись критике, что у нас погибло 145 человек. А в 2017 году погибло 120 человек. Вот посчитайте. Мы за 5 лет снизили число погибших почти на 50%. При этом три раза сокращали личный состав. Проведено большое кадровое обновление. А кадровое обновление – это и обучение людей, это получение необходимых навыков в работе, профессионализм, умение разговаривать с людьми, умение представлять свою службу. Умение рассказать человеку, чтобы он поверил, что ты сотрудник полиции призван для того, чтобы ему помогать в дороге, а не для того, чтобы наказать за что-то и т.д. Поэтому это такой длительный целенаправленный процесс, к которому идешь не один год. И когда видишь результаты в этом, то, конечно, оцениваешь себя. Ну, есть что-то и отрицательное, что-то где-то и личное, что не скажешь в телевизор, что обсудишь только в коллективе, где кого-то поругаешь в коллективе, где кому-то что-то сделаешь, подскажешь, мне самому подскажут и сотрудники, и руководители мои, и руководители других ведомств. Поэтому всё это надо аккумулировать в один процесс, чтобы в итоге люди были довольны.

- Вы сказали, что у Вас сократился личный состав. И функция фиксации нарушений была возложена на камеры. Получается, они отчасти должны были выполнять работу инспектора. Но тут выясняется, что половина камер не работает…

- Не совсем так. Мы надеялись, особенно первые два года, камеры очень активно работали. Затем всё это пошло на спад. Но это дисциплинировало людей. Они знали, где камеры эти находятся, что-то мы перемещали, но основные перекрестки, они остались. Поэтому мы не тешили себя надеждой, что эти камеры заменят человека полностью и человеческий фактор уйдет из нашей жизни до конца. Мы больше надеялись на так называемые «треноги», может, помните, на дорогах, которые можно было активно перемещать, и таким образом влиять на скоростной режим и на другие возможности нашей службы. В прошлом году вот эти переносные комплексы перестали работать. Конечно, осложнило это нам работу. От ЦАФАП – это трудности временного характера, не готов сейчас говорить, что там сейчас происходит. Какие-то остались, может быть, небольшие сроки для того, чтобы тяжбы у руководства «Ростелекома» закончились в определенном порядке. И они заработают. Кроме того, заключены контракты у нас новые на вот эти «треноги», которые уже с мая месяца начнут работать.

- Можно как-то связать вот эту ситуацию с аварийностью?

- Конечно. Да с аварийностью можно всё связать. В детском садике плохо воспитывают, в школе плохо воспитывают, не проводят уроки - не знают. В семьях не рассказывают детям – конечно, можно связать. Но ведь, видите, это не оказывает такого существенного влияния – ведь снижение. Мы снижаемся по числу погибших в ДТП, хотя камеры не работают уже два месяца.

- И какие именно камеры не работают?

- Не все камеры… У нас 15 рубежей работают. Пускай это останется милым сюрпризом. А то видишь порой в городе, что люди, которые слышали и знают, что некоторые камеры в городе отключены, выходят за рамки правил. Хотя они не знают, что камеры-то работают в накопительном режиме. И когда они заработают всем жителям, нарушителям, будут высланы «письма счастья».

- То есть они накапливают, фиксируют, но просто не шлют?

- Да.

- И потом можно будет письма «кучкой» получить?

- Конечно.

- Так кто же виноват в аварийности: водители, пешеходы, госавтоинспекция, дорожные условия? Можно ли вывести какой-то рейтинг?

- Да, это два самых главных вопроса всегда: «Кто виноват?» и «Что делать?». В рамках выделенного времени, в рамках того общения, которое у нас есть, конечно, сложно разделить, тем более в процентном соотношении кто же виноват. Если бы было так всё просто, то мы бы назначили виновных, быстро расписали, кому что делать, далее уже приступили бы только к контролированию и обозначили бы срок, когда нас полностью ликвидировать и убрать. Пока этого нет. Процесс этот зависит от многих факторов: и от финансирования, и от отношения людей к делу, начиная от инспектора или даже учителя, родителя и заканчивая мной, как руководителем. Все это настолько глобально, что вы должны понимать, на каком уровне, видите, к 2024 году мы к каким цифрам должны прийти. Это 4 человека на 100 тысяч, погибших. К 2030 – совсем … То есть какие амбициозные задачи.

- Это реально, как вы считаете? Ведь всё тот же «человеческий фактор» к 2024 году никуда не денется?

- Здесь необходимо, конечно, пересматривать полностью, что сейчас и будет. Через неделю нас всех собирают в Москве, начальников, руководителей госавтоинспекций, будут доводить, каким образом. Это огромные вливания денежных средств, которые придут в республику. Это, прежде всего, разграничение автомобильных потоков. У нас же в лобовых столкновениях гибнут люди. Разграничение потоков, где и совершаются все самые тяжкие последствия. У нас очень много дорог, которые по республике проходят, всего лишь двухполосные. Вот Саранск у нас практически сравнялся по 2024 году. Мы готовы в городе сказать, что мы можем выполнить эту программу. А в республике сложно. Очень сложно.

- Вы можете сказать какие это дороги, кроме трассы «Сурское – Ульяновск»?

- «Сурское – Ульяновск», «Ромоданово – Ичалки – Большое Игнатово» тоже очень сложные, особенно участок» Ромоданово – Саранск». Там нужно строить дополнительные полосы, разграничивать движение, ставить турникетное ограждение.

- Мы должны сделать это до 2024 года?

- Хотя бы начать. Это есть в планах. Финансирование огромнейшее. Без этого решить вопросы будет очень сложно. Никакие камеры, пока мы не разграничим движение автомобильных потоков. Никакие камеры, никакой инспектор ничего не сделает на дороге. У нас 300 тысяч машин зарегистрировано в регионе. И каждый год прибавляем по 5 - 10 тысяч. И сколько еще трафика, сколько к нам приезжает еще транспорта. А дороги не справляются. Поэтому здесь очень важно. И это не на словах. Деньги заложены, и они будут. И уже в планах есть строительство.

- Уже сумма известна?

- 17 миллиардов.

- Вот это цифра! И это только на Мордовию?

- Да. Цифра очень большая. Но она коррелируется каждый раз. Была меньше, сейчас уже больше. Не исключено, что она еще больше будет. К 2030 году она еще больше вырастет. Это очень большие, амбициозные задачи, которые решать, решать, и решать.    

Количество показов: 1397

Реклама

РетроФМ
Новости24

Видео дня


Доска объявлений.jpg